Пятничные мистерии (креатив с просторов интернета)

Модераторы: Вий, Xanf

Ответить
zerg
Сообщения: 10300
Зарегистрирован: 22 сен 2011, 16:23
ник с it-ru.de: верифицирован
Откуда: пофиг

Пятничные мистерии (креатив с просторов интернета)

Сообщение zerg » 11 июн 2021, 10:09

Изображение

«Те, кто был посвящен в древние мистерии, давали торжественную клятву никогда не разглашать, что происходило в священных стенах. Во всяком случае, следует помнить, что ежегодно такое посвящение проходило сравнительно малое количество людей и, соответственно, тех, кто знал тайну, никогда не было много. Поэтому ни один древний автор не оставил миру полного и связного описания того, что на самом деле составляло суть мистерий.»
Поль Брайтон. «В поисках мистического Египта».

... ученик каменотёса Хефрен почтительно подошёл к ветхому строению. На табличке, покрытой благородной патиной древности, довольно коряво было выдавлено: скорпион, цапля, двойная волна, Осирис... Хефрен уже немного умел читать и кое–как, запинаясь на диакритических знаках, уяснил, что в этом убогой даже по его меркам лачуге действительно находится «Тайное общество Смысла Жизни имени Осириса». Он деликатно кашлянул.

Из лачуги показался древний старик с нечесаной головой. Убедившись, что кроме тощего юноши с зубилом в руках никого рядом нет, он жестом пригласил Хефрена внутрь.
— Зачем пришёл? — без долгих предисловий хрипло спросил старик.
— Я хочу знать всё о тайнах жизни, о Учитель, — старательно сказал заученную формулу Хефрен. Но потом не удержался и быстро добавил — И о тайнах превращений. О назначении мужчин и женщин. О власти. Об управлении людьми. О мудрости, передаваемой в тайне из поколения в поколение, высшей мудрости, которая... — тут голос его пресёкся, и не осмеливаясь взглянуть на хранителя всех этих тайн, сидевшего перед ним, он только смог вытолкнуть из себя ещё несколько слов: — И о Смысле Жизни...

— Смысл Жизни? — повторил скрипучий голос. Наступила тишина, в которой дрожащий от страха Хефрен слышал только своё прерывистое дыхание. Наконец старик заговорил снова:
— Хорошо. Но обучение идёт в том же порядке, что и сама жизнь. Сначала менее опасное и трудное. Потом... — старик сделал многозначительную паузу и подставил пыльную глиняную чашу юноше под нос. Хефрен взглянул туда (Рамсес из соседнего двора божился, что на первом занятии адептам наливают миску бычьей крови, которую надо то ли вылить себе на голову, то ли выпить), но чаша была пуста. После недолгого молчания старик неохотно сказал:
— Первая истина, — тут Хефрен понял, что не взял дощечку для записывания, но истина оказалась очень короткой, — ничто в этом мире не даётся бесплатно. В следующий раз принесёшь меру зерна или новые сандалии. — и старик почесал одну босую ногу об другую. — На этом всё, приходи на третий по счёту день от этого.

Хефрен медленно поднялся и направился к выходу, но не удержался от вопроса:
— А бычьей кровью поливать не будете? — и увидел, как старик вытаращил глаза.
После мучительного объяснения, где он взял эту идею, он вдруг увидел, что старик («надо называть его Учитель», мысленно одернул себя Хефрен) слабо улыбнулся.
— Приводи и Рамсеса тоже, — сказал учитель, — у него интересные идеи. Бычьей кровью, надо же...

*

...младший орфик Хефрен с гордостью посмотрел на ровный дверной проём, вырубленный в скале. Нет, что бы ни говорил Учитель, а ремесло для проходящих Посвящение в Таинства — штука нужная. Сколько можно приносить пиво от «пивной Эхнатона» у дальней гробницы, если по пути оно всё равно скисает? А так Посвящённый Псамтик сам варит отличное пиво здесь же, в новом Святилище Таинств, вырубленном самим Хефреном в Горе Знаний. Конечно, руки уже подзабыли ремесло — множество забот по организации жизни Общества не оставляло времени Хефрену на карьеру каменотёса, — но в целом получилось неплохо.

Хефрен задумался, сколько нового он узнал за незаметно пролетевшие пять лет. И о назначении мужчин и женщин (мужчины могут обрести Знание, если будут избегать женщину — сосуд греха и глупости), и о тайнах превращений (после третьего кувшина пива фигура Изиды, сотканная из огней в ночном небе, начинала призывно манить к себе), и даже о тайнах власти. Конечно, к вопросам о власти они только приступили, но теперь и сам Хефрен назначал новым послушникам встречи один раз в 5 дней, каждый раз напоминая им магическое значение числа 5. Истину, которую как–то сказал ему Учитель («Это к лавочнику на базаре можно приходить каждый день, мы же должны быть недоступны и таинственны»), Хефрен усвоил твёрдо, хотя и не делился ею даже с Рамсесом. Власть — она в тайне, разделении людей и управлении ими. В поливании новых адептов бычьей кровью. Кстати, надо сказать Учителю, что запасы крови надо пополнить...

Хефрен быстро прошёл в комнатку Учителя и увидел страшную картину — Рамсес душил старика новой льняной веревкой. Не долго думая, Хефрен сильно ударил Рамсеса по голове зубилом, которое постоянно носил с собой.

Через некоторое время, когда Учитель пришёл в себя, а тело Рамсеса было завёрнуто в обрывки ткани, Хефрен пил пиво из кувшина и слушал шипящее бормотание старика, то и дело ощупывавшего распухшее горло:
— Значит, идею власти тебе подавай. Передачу знаний через века тебе подавай. Древние символы, тайный язык тебе подавай, обычным языком тайна высказана быть не может... — тут старик приложился к кувшину и уже более отчетливо и даже как–то насмешливо продолжил, ни к кому особо не обращаясь:
— Хорошо, вот тебе древние знания, изложенные тайным языком. Народ — злобное быдло. Женщины — тупые бляди. Власти — разбогатевшее быдло, сидящее наверху потому что у них войска и много зерна в хранилище. Управлять людьми просто — дай им тяжелую работу, поставь одних над другими, сильным дай власть, а слабым дай веру в то, что есть боги и они так же жестоки, как они сами. Всё, дальше само пойдёт.

Учитель отдышался, отпил ещё пива и продолжил:
— А в тайном обществе главное — никто не должен точно знать, кто чем занят, и куда идут сборы с адептов. Половину захотел, ишь ты... — тут старик плюнул на тело Рамсеса и посмотрел на растерянного Хефрена.
— Позовёшь Сета и Анубиса, пусть торжественно зароют Рамсеса в саду. На церемонии скажешь, что третья ступень посвящения была слишком сложна для него. Тайное Знание не прощает небрежности. А казначей общества отныне ты. Считаешь, правда, плохо, но может так даже и лучше...

Хефрен стал выходить, чтобы отдать нужные распоряжения, но опять не удержался, как и в первую их встречу, от вопроса:
— Пусть власть... пусть тайны... женщины... — тут Хефрен сглотнул, но продолжил, — но тайны Симметрии? Учитель? Вы же показали мне, как рассчитать количество камней в пирамиде фараона, зная её высоту — это же оно, тайное знание? Зачем умер Рамсес, если мы не понесём великие истины дальше?

И с удивлением увидел, как Учитель плачет.
— Да, — сквозь редкие слезы прошептал старик, — я тоже был юным и наивным. Я приходил к моему Учителю и говорил, что мой новый способ орошать поля даст людям больше зерна. И я не понимал, почему он не пойдёт к наместнику или землепашцам и не расскажет им об этом. Тогда я сам рассказал людям о новом способе. — старик вздохнул и отпил из кувшина.
— Ну что, богатые отобрали мой папирус и сожгли его; им не нужно было много зерна, тогда подешевели бы их запасы. Бедные не поверили мне и чуть не убили за богохульство — ведь я говорил, что они могут увеличить урожай без молитв Осирису! Наместник бросил меня в темницу за смуту в народе. И даже жена ушла от меня, потому что кто станет жить с дураком, не сумевшим обратить Знание себе в пользу.

— Но теперь я стар и опытен, — Учитель приободрился, вытер слёзы и вновь стал серьёзен. — Да, ты прав, мы должны нести тайное Знание дальше и приумножать его. Даже наше сообщество погрязло в корыстолюбии и глупости, но я ещё помню тайны, которым меня учили старшие. Выхода нет — нужно пойти к фараону. Он глуп, но пользу от камнеметательной машины, с которой мы победим варваров с Севера, поймет даже он. Я стану главным советником по Тайному Знанию. А там, с благословения Осириса, может и школу для бедняков построим...

— Для бедняков? Для этого быдла, которое вас чуть не убило? — вытаращился Хефрен.
— А это и есть Высшая Мудрость, — усмехнулся старик. — Знание не может быть тайным. Если к тебе не приходят всё новые глупцы и подонки, из которых и состоит народ — то тебе не из кого будет набирать любителей знания. Если ты не общаешься с другими тайными обществами, то как ты узнаешь, что не идёшь по пути глупости и суеверий?
Думаешь, я сам, придумавший камнеметальную машину и способ деления меры пшеницы натрое, появился из мистерий в храме? Нет, я пришел, потому что украл соседского быка и меня чуть не убил собственный отец, только у орфиков и спасся. В Знании нет царского пути, и тайного пути тоже нет.

Учитель встал, ещё раз потёр горло и вышел. Уже в дверях он обернулся и внимательно посмотрел на Хефрена:
— А ты, как управитесь с Рамсесом, поезжай в наше отделение в Библосе. Что–то непонятное у них там происходит. Заодно и от фараона подальше будешь, если что не так пойдёт, — старик вышел, а Хефрен вдруг подумал, что Учитель не хочет делить славу изобретателя камнеметальной машины — ведь это именно он, Хефрен, довёл смутные идеи до работающей модели. Но оставаться здесь после всего произошедшего и услышанного ему тоже не хотелось. Правда, он ещё не узнал про Смысл Жизни, но это когда–нибудь потом...

*

...Хефрен медленно подошёл к старой лачуге. Голова его была седа, ноги дрожали — многолетний плен в стране дикарей, которые схватили его на пути в Библос, не прошёл даром. На базаре он узнал от торговцев и про внезапную смерть Учителя, и про новые победы фараона в далеких землях, и даже про то, что учение орфиков объявлено несуществующим, а потому и не преследуется — как можно преследовать то, чего нет? Его от щедрот богатого торговца зерном накормили похлебкой — на дверях лавки висела табличка «Уважайте старость», и во имя Исиды каждый нищий старик мог один раз поесть от души. Но о постоянном пропитании надо было заботиться самому.

Теперь табличка с надписью «Тайное общество Смысла Жизни имени Осириса» не казалась благородно древней, а просто старой и грязной; впрочем, и обстановка внутри была такой же. «– Все мы в конце пути возвращаемся туда, где были, но с новым опытом. Это и есть тайна Великой Спирали Познания, последней ступени перед тайной Смысла Жизни» – вспомнил Хефрен слова Учителя и криво усмехнулся. Вошёл, сел на лавку и от усталости задремал.

Проснулся он от странного звука — как будто что–то звякало снаружи. Через некоторое время в лачугу осторожно заглянул тощий юнец со старым зубилом в руке.
– Проходи, – хрипло сказал ему Хефрен. – Зачем пришёл?
– Я хочу знать всё о тайнах жизни, о Учитель, – прошептал пришедший, и вдруг дрожащим голосом выпалил: – и о Смысле Жизни тоже!

Наступила тишина. Наконец Хефрен произнёс:
– Смысл Жизни – это... он закашлялся, утер рот рукавом и почти жалобно сказал: – Пить хочется. Ты принёс пиво?
– Н–н–нет, – запинаясь и дрожа, сказал юнец.
– Сходи к купцу, принеси кувшин, — Хефрен посмотрел на свои ноги и добавил, — и новые сандалии. После этого я скажу тебе первую Истину. Да, и зубило можешь оставить. Больше оно тебе не понадобится.
Юноша кивнул, робко положил источенное временем железо на край скамьи и выбежал наружу.

PS: Я знаю, что орфики — это Греция, а не Египет. Но какая в набедренную повязку Осириса разница?
Многие склонны путать понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство». Михаил Евграфович Салтыков–Щедрин
Этот мир представляет собой комедию для тех, кто мыслит, трагедию для тех, кто чувствует. Хорас Уолпол. 4-й граф Орфорд

Ответить